Гениальная шизофрения Джона Форбса Нэша

Болезнь гения

Впервые Нэш попал в клинику в 1958 году; на тот момент ему было 29 и он только что получил продвижение в Массачусетском технологическом институте. Инициатором госпитализации была его жена Алисия. В частности, ей показалось несколько странным то, что на предновогодней вечеринке супруг появился в подгузниках и провел вечер, свернувшись калачиком на ее коленях.

Возможно, какое-то подозрение вызвали заявления Нэша о том, что инопланетяне разрушили его карьеру, а его комната заполнена прослушивающими устройствами. Масла в огонь подлили и его письма в ООН, иностранным послам, папе римскому и в ФБР, в которых Нэш излагал планы формирования мирового правительства и высказывал желание поехать в Вашингтон, чтобы лично доставить их

Ученый подозревал, что коллеги проверяют его мусорное ведро, чтобы украсть его идеи. Люди в красных галстуках, которых Нэш наблюдал в МТИ, были в его глазах членами криптокоммунистической партии. На собрании Американского математического сообщества он читал лекции, которые слушатели называли чистым безумием. Блестящий математик отказался от престижной позиции в Чикагском университете, мотивировав это тем, что собирается вскоре стать императором Антарктики. Поездка в Европу закончилась тем, что Нэш бежал из Парижа в Швейцарию, пытаясь отказаться от гражданства США, и писал оттуда множество писем нумерологического содержания.

Спустя шесть лет, пройдя несколько циклов тяжелых состояний и непродолжительных ремиссий в Принстоне, в феврале 1964-го Нэш отправился во Францию, а оттуда в Рим. Стоя перед Форумом, он слышал голоса, которые считал телепатическими телефонными звонками от математиков, осуждающих его идеи. Они материализовывались в виде местных жителей, которые будто бы передавали из телефонных будок сообщения в центральную машину, переводившую их на английский и доставлявшую (а точнее, вводившую, как при инъекции) информацию непосредственно в разум ученого. Сильвия Назар упоминает, что Нэш считал себя «великой тайной религиозной личностью», бросающей вызов папе как лидеру христианского мира.

В 1965 году появились признаки ремиссии, и целый год Нэш преподавал в Университете Брендайса. Но вскоре началось очередное падение в бездну, сопровождавшееся тайными сообщениями в The New York Times от некоего Тайного Комитета. Примерно тогда же Нэш связался с Джеком Брикером, аспирантом в МТИ, который ушел оттуда из-за настойчивого внимания со стороны Нэша. Математик считал, что его имя и фамилия (John Nash) естественно трансформируется в Johannes von Nassau, что напоминает, очевидно, John von Neumann (математик Джон фон Нейман также занимался теорией игр еще до Нэша). Что касается Брикера, то в его имени Нэш увидел отзвуки библейского имени Иаков (Jack → Jacob), который выкупил у своего брата Исава (Nassau → Esau) право первородства и от его лица получил отцовское благословение.

В письмах, которые цитирует Сильвия Назар, есть нетривиальные утверждения Нэша о природе его галлюцинаций: он говорит об «истинной потребности в освобождении, освобождении от рабства, освобождении от „кастрации“, освобождении из тюрьмы, освобождении от изоляции»

Нэш называл себя беженцем, который скрывается от «ложных и опасных символов».

В какой степени психическая дестабилизированность может сказаться на математическом исследовании, которое сущностно и методологически отличается от естественно-научных дисциплин? В рамках вольного социологического допущения представим: если физик, занимающийся космологией, обнаружит в своей работе прямые и очевидные свидетельства наступления Кали-юги, предварительно посетив пару психиатрических клиник и получив соответствующий диагноз, то его научная репутация может оказаться под вопросом.

А вот математическая среда куда толерантнее к людям, которые делают свою работу, имея те или иные «необычные» свойства мышления. Насколько социологичен этот факт? Следует ли помещать этот вопрос исключительно в контекст «математического сообщества» и его реакции на те или иные предположения?

Видео

Детство и юность

Родился гений математики и парадоксальных умозаключений в городке Блуфилд, что в американском штате Западная Виргиния, летом 1928 года. По знаку зодиака Близнец. Воспитывался и рос Джон в семье протестантов, где царили строгая атмосфера и религиозные традиции.

View this post on Instagram A post shared by Amir Talipov (@lucifer_at) on Feb 23, 2019 at 10:18am PST

Джон Нэш в молодости

Учился будущий ученый с мировым именем средне, а математика до 14 лет вызывала у него зевоту: в школе предмет преподавали скучно. Родители — инженер-электрик и учительница английского — огорчались отсутствию старательности и целеустремленности у сына. Но это было не совсем так. Юный Нэш запоем читал и, закрывшись в своей комнате, проводил химические опыты.

В 14 лет в руки Джона Форбса Нэша – младшего попал увлекательный труд Эрика Темпла Белла «Великие математики», прочтение которого возбудило в подростке острый интерес к точной науке. Он так увлекся математическими вычислениями, что удивил преподавателей, с легкостью доказав малую теорему Ферма. Но в старших классах будущий нобелевский лауреат все еще не определился с профессией.

Разрушительные голоса

Новый роман у учёного возник с красавицей-студенткой Алисией Лард. Джон покорил сердце девушки, которую не остановили странности в поведении учёного. В 1957 году они поженились.

Казалось, жизнь Джона Нэша окончательно наладилась. Научно-популярные журналы называли его «восходящей звездой американской науки», Алисия ждала ребёнка.

Но странности в поведении Джона нарастали — ему слышались голоса, которые, кроме него, не слышал никто, он начал говорить о неких «тайных сведениях» и «заговоре против Америки». Вскоре стало ясно — у математика проявляются все симптомы шизофрении.

Каково было пережить такое 26-летней женщине на последних месяцах беременности? Алисия отчаянно пыталась помочь мужу преодолеть болезнь, скрывала её от окружающих, но вскоре это стало невозможным — поведение Джона говорило само за себя.

В 1959 году Нэш лишился работы — психический больной гений показался работодателям слишком ненадёжным сотрудником.

Семейная жизнь, работа, наука — всё летело под откос. Нэша принудительно госпитализировали в частную психиатрическую клинику, где 50 дней пичкали сильнодействующими препаратами. Ничего хорошего из этого не вышло — фармакологическое воздействие только ухудшило состояние Нэша.

Здравый ум ограничивает связи с космосом

В 1980-х, когда о Джоне Нэше как действующем учёном все стали забывать, начало происходить то, чего никто не ожидал. Математик стал возвращаться из мира иллюзий и галлюцинаций, его речи становились всё более осмысленными, а формулы на досках стали не бредом сумасшедшего, а мыслями гениального математика.

Врачи пожимали плечами и разводили руками. Джон Нэш непонятным для них образом сумел выиграть поединок с шизофренией.

«Я думаю, если вы желаете избавиться от психического заболевания, то должны, ни на кого не надеясь, поставить себе серьёзную цель сами. Психиатры же хотят оставаться в бизнесе», — позднее писал математик.

Статья по теме Самая спорная Нобелевская премия: оценки, прогнозы, факты

Он перестал обращать внимание на «голоса», и они постепенно исчезли вместе со своими странными идеями, которые так долго транслировал Джон.

Нэш сосредоточился на математике и вскоре вернулся на тот уровень, какой был у него до болезни. «Сейчас я мыслю здраво, — писал учёный, — но это не вызывает у меня ощущения счастья, которое должен испытывать любой выздоравливающий. Здравый ум ограничивает представления учёного о его связи с космосом».

В 1994 году Нобелевский комитет присудил Джону Нэшу премию в области экономики «за анализ равновесия в теории некоалиционных игр». Нобелевской премией была отмечена работа Нэша, созданная в 1949 году.

Традиционную лекцию лауреата Джону Нэшу прочитать не дали. Организаторы опасались, что состояние Нэша превратит это мероприятие в конфуз.

Принцесса Сальвадора

Первым опытом любовных отношений для Нэша стал роман с медсестрой Леонор Стир, которая была старше него на пять лет. В результате этого непродолжительного союза родился мальчик, которого также назвали Джоном. Нэш на матери ребенка не женился, а также отказался от опеки над сыном. Поэтому мальчик почти все свое детство провел в приюте.

В 1951 году Нэш начал преподавать на факультете Массачусетского технологического института в Кембридже. Там он и встретил свою будущую жену — студентку физического факультета, красавицу Алисию Лард. До переезда в США в 1944 году ее семья проживала в Сальвадоре. Однокурсница описала девушку как «принцессу из Сальвадора, которая ведет себя по принципу „положение обязывает“».

Джон и Алисия поженилась в 1957 году, спустя два года у них родился сын Джон Чарльз Мартин.

Цитаты

«Хорошие научные идеи не приходили бы мне в голову, если бы я думал как нормальные люди».«Мне кажется, когда люди несчастливы, они становятся психически больными. Никто не сходит с ума, когда выигрывает в лотерею. Происходит это, когда вы не выигрываете ее».«Что-то можно посчитать невероятным и несбыточным, но все возможно».«Мое главное научное достижение в том, что я всю жизнь занимаюсь вещами, реально интересующими меня, и ни дня не потратил на занятие всякой чушью».«В математике важно не столько умение напрячь мозг, сколько умение его расслабить. Думаю, это умеют десятеро из ста, не более. В молодости это отчего-то удается лучше».

Теги

Adblock
detector