Где находится территория Лукоморья // ОПТИМИСТ

По следам ссыльного гения…

Само слово «лукоморье» обозначает излучину (луку) моря. Это знание несколько облегчает поиск загадочного объекта. В «Повести временных лет» лукоморцами называют одно из половецких племен, которое занимало территорию между Черным и Азовским морями. Перемещались лукоморские половцы по Днепру, чтобы в очередной раз напасть на своих соседей. Расцвет этого довольно многочисленного племени пришелся на вторую половину XII века. В 1193 году лукоморцы совершили набег на русские земли, использовав путь между Днепром и лесным массивом. Вот почему порой считается, что лукоморье находилось на юге.

Другим косвенным подтверждением этой точки зрения

Другим косвенным подтверждением этой точки зрения является и тот факт, что с 1820 по 1824 годы Пушкин провел в южной ссылке, а спустя четыре года дополнил «Руслана и Людмилу» прологом, упоминающим лукоморье. Поэта сначала собирались отправить в Сибирь за дерзкие эпиграммы на Александра I, но затем, благодаря ходатайствам Карамзина и Жуковского, все же сослали на юг. Так, Пушкин побывал в Екатеринославе, затем из-за болезни отправился на Кавказские Минеральные Воды, а после – в Крым. Большая же часть ссылки Александра Сергеевича прошла в Кишиневе, а в 1823 году поэт был переведен в Одессу.

Видео

Видео

Моряки запасали провизию

Суда эпохи Нового времени, которые выходили в открытый океан в дальние плавания, обычно загружались бочками с провизией, в том числе с пресной водой. Многие экипажи даже имели на борту бондаря для обслуживания этих бочек. Одной из ежедневных задач корабельного стюарда (если таковой имелся на судне) — вести учёт и следить за тем, сколько именно бочек оставалось в начале и конце каждого дня. Это одни из самых распространенных вещей, которые вы чаще всего обнаруживаете в журналах учета Королевского флота и различных китобойных судов того времени.

Кстати, даже у пиратов на борту существовали специальные люди, которые вели учёт и охраняли провизию от наглецов, способных влезть в "общaк" и своровать жизненно необходимые запасы воды или пищи.

Сколько именно питьевой воды было необходимо экипажу? Обычно это напрямую зависело от количества людей на корабле, продолжительности плавания и количества времени между остановками.

Один современный обозреватель подсчитал, что во время «путешествия в Сурат (город на западе Индии), 126 галлонов/476 литра воды — это обычная норма для 1 человека за весь затраченный путь». От Великобритании до Сурата по морю плыть 10,5 тысяч км, если использовать скорость 5 узлов в качестве средней скорости парусного судна 1700-х годов, то путешествие заняло бы около 240 дней. Если один человек будет пить из одной бочки (предположим огромной вместимостью 126 галлонов) по 2 литра каждый день, то ему как раз хватит одной такой бочки на 238 дней.

Однако, если экипаж корабля состоял из нескольких сотен человек, то вместимости корабля может быть недостаточно на весь такой путь. На фрегате USS Constitution спущенного на воду в 1797 году (старейшем парусном корабле в мире из находящихся на плаву) вместимость для хранения пресной воды составляла всего 140 тыс. литров. Для команды даже из 300 человек вместимость для загрузки одной лишь воды потребовалось бы свыше 142 тысячи литров, а ведь помимо пресной воды, на корабле нужно было хранить и пищу. А даже если бы на корабле хватило место для пресной воды, то здесь же сразу появляется другая проблема — пресная вода быстро портится.

Что за дуб?

Небезынтересно понять также, что за дуб описывал Пушкин:

«И там я был, и мед я пил; У моря видел дуб зеленый».

Путешествуя по Приднепровско-Азовской степи во время южной ссылки, Пушкин мог от старожил услышать легенду о знаменитом Запорожском дубе, который рос на острове Хортица.

О нем писал еще византийский император Константин Багрянородный: «Пройдя это место, руссы достигают острова святого Григория (остров Хортица) и на этом острове совершают свои жертвоприношения, так как там растет огромный дуб. Они приносят в жертву живых петухов, кругом втыкают стрелы, иные приносят куски хлеба, мясо и что имеет каждый, как требует их обычай».

Уже в 70-х годах XIX века запорожский историк-краевед Я. П. Новицкий также упомянул об этом дубе: «Лет пять тому назад на острове Хортице засох священный дуб.Он был ветвист и колоссальной толщины, стоял в стапятидесяти саженях от Остров-Хортицкой колонии».

Что за дуб?

Небезынтересно понять также, что за дуб описывал Пушкин:

«И там я был, и мед я пил; У моря видел дуб зеленый».

Путешествуя по Приднепровско-Азовской степи во время южной ссылки, Пушкин мог от старожил услышать легенду о знаменитом Запорожском дубе, который рос на острове Хортица.

О нем писал еще византийский император Константин Багрянородный: «Пройдя это место, руссы достигают острова святого Григория (остров Хортица) и на этом острове совершают свои жертвоприношения, так как там растет огромный дуб. Они приносят в жертву живых петухов, кругом втыкают стрелы, иные приносят куски хлеба, мясо и что имеет каждый, как требует их обычай».

Уже в 70-х годах XIX века запорожский историк-краевед Я. П. Новицкий также упомянул об этом дубе: «Лет пять тому назад на острове Хортице засох священный дуб.Он был ветвист и колоссальной толщины, стоял в стапятидесяти саженях от Остров-Хортицкой колонии».

Где ещё искать Лукоморье?

Лукоморье встречается не только в летописях, «Слове о полку Игореве» и поэме Пушкина, но ещё и в русском фольклоре. Афанасьев в своем труде «Древо жизни» отметил, что так в восточнославянской мифологии называлось заповедное место на границе миров, где растет мировое древо, упирающееся в преисподнюю и доходящее до неба. Карамзин также писал, что слово Лукоморье употреблялось в значении северного царства, где люди на полгода впадают в спячку, а полгода бодрствуют. Так или иначе, в фольклорном восприятии Лукоморье — это некая условная земля на границе ойкумены, чаще всего располагающаяся на севере.

Лукоморье на картах

Лукоморье можно было бы считать историческим и полусказочным анахронизмом, если бы не западноевропейские карты XVI-XVII веков, на которых месторасположение Лукоморья точно определено.И на картах Меркатора (1546 год), и на картах Гондиуса (1606 год), а также на картах Масса, Кантелли и Витсена Лукоморьем названа территория на правом (восточном) берегу Обской губы.

Европейские картографы сами в этих местах не бывали. Скорее всего, при составлении карт они опирались на описание этой местности путешественников, в частности Сигизмунда Герберштейна. Он дал его в «Записках о Московии»: «в горах по ту сторону Оби», «Из Лукоморских гор вытекает река Коссин. Вместе с этой рекой берет начало другая река Кассима, и протекши через Лукоморию, впадает в большую реку Тахнин».

Николас Витсен, опубликовавший в XVIII веке свою «Carte Novelle de la Tartarie», располагал графическим материалом. На его карте длина Обской губы соответствует действительности, и поэтому «Lucomoria» — обозначение самого залива Карского моря. В русской исторической картографии топонима «Лукоморье» не было, но очевидно, что западноевропейские картографы признавали Лукоморье как древнее название Обской губы.

Теги

Adblock
detector