ДЖИМ МОРРИСОН ЖИВ, И ЖИВЕТ В ОРЕГОНЕ

Жив он или умер?

У Марка Твена есть небольшой рассказ «Жив он или умер». Кто не знает, речь в нем идет о том, как художник Франсуа Милле*, которому надоело постоянное безденежье, вместе с друзьями разыграл свою смерть. После этого его картины резко подскочили в цене и коллекционеры стали устраивать из-за них драки. А Франсуа Милле под другим именем и его друзья сказочно обогатились на этом.

Но зачем Джиму Моррисону было инсценировать собственную смерть? Что же на самом деле случилось 3 июля 1971 года в Париже? Видимо всей правды мы уже никогда не узнаем, так как пролить свет на тайну смерти рок-легенды могла только Памела Курсон – его муза и спутница жизни. Но она унесла свое знание в могилу, умерев от передозировки героина в Лос-Анджелесе через три года после смерти Джима.

Это было удивительное время, когда могла случиться абсолютно любая из фантастических версий гибели Моррисона (от спецоперации ФБР, до пресловутого Острова). И если пофантазировать на эту тему… Но опираясь на факты, на факты!

Видео

Развалина

Считается, что из-за пьянства Моррисон сильно обветшал к 27 годам: растолстел, зарос дремучей бородой, дошел до импотенции как творческой, так и физиологической. Но Моррисон обладал феноменальным здоровьем. Алкоголь подорвал его, но не настолько, чтобы вывести из строя.

Можно ли быть рок-звездой и никогда не употреблять алкоголь и наркотики?

За полгода до смерти, в феврале 1971-го, Джим с друзьями играли в тач-регби. Причем собрались они по инициативе Моррисона. «Мы играли три часа без перерыва, – вспоминает Фрэнк Лисиандро, оператор, режиссер, соучастник двух кинопроектов Моррисона, – и Джим играл все это время без перерыва, двигался быстро и жестко, с явным удовольствием. Потрясающая выносливость». «Лошадиная», – добавляет поэт Майкл Маклюр. Неплохо для обрюзгшего алкоголика.

Другой товарищ Моррисона, промоутер Рич Линнелл, вспоминает: «Может, он был не самым лучшим атлетом в той команде, но меня поразил энтузиазм, который он принес в игру. Джим без устали гонялся за моим братом, который крепкий парень вообще-то. И он был явно не из тех, кто сваливает из игры, сказав: «что-то скучно».

На вопрос, выглядел ли он нездоровым, Рич отвечает: «Нисколько. Да, у него было брюшко, но Джим был в очень хорошем расположении духа и с редким энтузиазмом для человека, который нечасто играет в подобные игры».

Теперь уже не секрет, что Моррисона убила доза героина – наркотика, которого он всегда благоразумно избегал. Впрочем, он так часто заигрывал со смертью, ставя себя в рискованные ситуации, что мог уйти и гораздо раньше.

Чужой среди поэтов

В России Моррисон считается едва ли не лучшим западным рок-поэтом. Тексты The Doors оказали огромное влияние на логоцентричный русский рок. Между тем в Америке у Моррисона в этом плане более скромная репутация, не сравнимая со статусом Боба Дилана или Брюса Спрингстина. Многие в курсе, что у лидера The Doors были поэтические амбиции, но для большинства он остается каноническим рок-идолом, секс-символом – в общем, тем, кем он хотел себя видеть в последнюю очередь.

Нелюдимый и очень талантливый: Бобу Дилану исполнилось 80 лет

«Всякий раз, когда Джим заходил в гости, он вскакивал на кровать и читал свое новое стихотворение», – вспоминал Марти Балин из группы Jefferson Airplane.

Слава кумира молодежи, героя глянцевых обложек закрыла для него дорогу в мир серьезной литературы, к которому он действительно хотел принадлежать.

В 1969-м Моррисон выпустил за свой счет небольшим тиражом две книги: «Боги» и «Новые создания», а в следующем году –«Американскую молитву». Вскоре издательство Simon & Schuster сделало книгу, объединив два первых тома. Однако литературная общественность смотрела на Моррисона-поэта, примерно как сегодня театралы смотрят на Ольгу Бузову, вышедшую на сцену МХАТ.

Можно вспомнить и Высоцкого, который, как и Моррисон, хотел быть равным среди «профессиональных литераторов» и не получил этого признания.

«Джим понимал, что если его и зовут на какие-то поэтические встречи, то только из-за его громкого имени в поп-культуре», – говорил Бэйб Хилл. Причем, по его словам, Моррисон считал себя слабее иных современных стихотворцев: «В 1969 году мы поехали на симпозиум в Сан-Диего. Там были Роберт Крили и Ричард Бротиган и все эти ребята. Джим сказал мне: «Представляешь, их никто не знает. Я известен больше, чем они, а у них таланта больше, чем у меня».

Жизнь после смерти

Но умер ли Джим? Многие ставят под сомнение сам факт смерти: тела Моррисона не видел никто, кроме узкого круга лиц во главе с Памелой Курсон, похороны свершились в очень таинственно и уединенно, не были приглашены ни музыканты Дорз, ни близкие друзья Джима, ни родственники. А еще не так давно Рей Манзарек подлил масла в огонь рассказами о том что Джим не умер, а живет где-то на Сейшельских островах. И что тот неоднократно говорил Манзареку что неплохо было бы подстроить свою смерть и спрятаться от надоевшей известности и вообще от людей. Но что же получается? Памела Курсон умирает спустя три года, все наследство – как материальное так и духовное переходит к родителям Памелы, а Джим выходит остается без средств к существованию, без доверенных людей, посвященных в его тайну, стремительно толстеющим, погрязшим в алкоголе и наркотиках? И дожил бы он, никому не нужный и не узнанный до наших дней как утврежадет Манзарек? По моему, как это скучно не звучит, но надо признать факт смерти Джима 3 июля 1971 года в парижском отеле, и именно от сердечного приступа. (Ну а от чего еще умирать человеку, чье здоровье было подорвано невоздержанным образом такой жизни, какую вел Моррисон?) И того, что он успел сделать и в составе «Дорз», и как и сейчас еще до конца не понятый поэт вполне хватит на жизнь после смерти. «Я не уйду. Предпочитаю Пир Друзей большой семье»***– это финальные строчки «Американской молитвы».

* Надо сказать, что реальный Франсуа Милле достиг известности еще при жизни, и умер в возрасте 60 лет вполне состоявшимся и общепризнанным живописцем.

** Это название для всего цикла появилось много позже, когда Джима давно уже небыло в живых, а музыканты «Дорз» решили записать поэтическую композицию на основе стихов Моррисона. И весь альбом был назван по имени одной из поэм цикла.

*** «I will not go, Prefer a Feast of Friends To the Giant Family.» – «A Feast Of Friends», «An American Prayer».

Теги

Adblock
detector