Дневник алкоголика (возможно бывшего)

Восемь трезвых лет

Однажды врач наркологического диспансера посоветовала Леониду посещать группу анонимных алкоголиков. Люди, страдающие зависимостью, но решившие не пить, стараются помогать друг другу — организуют встречи. На собрании не спрашивают имен и фамилий. Важна не личность, а поддержка. Там не лечат и тем более не заставляют бросать. Эта болезнь неизлечима, с ней учатся жить.

Статья по теме Сигарета для Джона. Как шимпанзе погиб от человеческих вредных привычек

«Когда я попал туда первый раз, у меня уже не было работы и имелись проблемы со здоровьем, — говорит мужчина. — Когда я трезвый — то злой, если пьяный — не могу остановиться, не хожу на работу, вру, затем испытываю угрызения совести… Жизнь не менялась».

Сейчас у него другая жизнь. Новая. Та, прошлая перестала существовать, ценности поменялись.

«Не излечиваются те, кто патологически не может быть честным сам с собой, — объясняет Леонид. — Нужно честно признать проблему. То есть я пью, потому что я алкоголик. А не потому, что жена пилит, начальник не ценит и так далее. Надо самому захотеть бросить. Без мысли, что когда-то снова вернешься к выпивке. Когда я пришел в группу анонимных алкоголиков первый раз, увидел таких же, как и я. Но они сидели трезвые. Это потрясло».

Здесь и сейчас Леонид не пьет. Оказалось, в трезвой жизни есть чем заняться. Получил права, затеял ремонт. Женился, решил посадить сад. А друзья-собутыльники отсеялись.

Кто не курит и не пьёт. Как сегодня живут в «зонах трезвости»? Подробнее

Видео

«Тюремные» будни

Поскольку я чувствовала себя хорошо, меня записали в бригаду. Бригада из пяти человек утром, днем и вечером под руководством медработника ходила получать завтраки, обеды и ужины для всех. Мы сначала долго ждали машину с питанием, наворачивали круги между больничными корпусами, а по ее прибытию таскали на шестой этаж бачки с супом и компотом, подносы с котлетами из непонятной субстанции, гарниры, полдники, состоящие из яблок, йогуртов и печений, в общем, довольно съедобных. Хотя почти у всех от больничной еды были запоры, и в связи с этим очень крупная женщина Мария однажды сломала унитаз, просидев и протужившись на нем полтора часа. Встав с унитаза, Мария не рассчитала силы и рухнула наземь, а подняться сама уже так и не смогла. И мы не могли ее поднять всем отделением. Ну кто-то, прямо скажем, не хотел, кто-то был в десять раз мельче ее, и медсестра вдруг придумала подогнать двухэтажную тележку, на которой мы как раз развозили еду по палатам. Мария заявила, что может идти только босиком, на первый этаж тележки загрузили ее тапки, а на второй легла она сама, вернее, мы ее туда кое-как затащили. Поднимаясь, Мария материлась, проклинала судьбу и своего сына, который все время хотел жрать, и она с больными ногами вынуждена была его кормить и все время стоять у плиты. А именно он и вызвал неотложку и засадил ее в эту тюрягу, как она выразилась. Облокотившись на тележку, женщина вдруг спросила: «А можно я пукну?» Мы снисходительно кивнули, и раздался такой раскат грома, что все непричастные высыпали из своих палат.

Мы засыпали под страшные стоны Тани, под грохот металлической тележки, на которой с помощью сочувствующих передвигалась Мария, просыпались под крики медсестры: «Девочки, на таблетки, на уколы». Ни тебе звуков телевизора, который не работал, ни радио, ни телефонов, совершенно отключенные от жизни.

Наркоманка Таня четыре года отсидела в тюрьме. Я как-то спросила ее: «В тюрьме-то, наверное, хуже?» Она сказала: «Нет, такие же девчонки и, ты знаешь, даже лучше, меньше запретов». Запрещены были и ножницы, и кусачки, и щипчики, и пинцеты. У меня в раздевалке в сумке лежали игральные карты, но взять их мне не разрешили, потому что азартные игры тоже запрещены. Девчонки жаловались на заросший маникюр и педикюр, а некоторые даже и на отросшие бороды и усы, которые нечем выщипать. Но когда у меня порвались тапки, мне выдали нитку с иголкой и разрешили зашить, а когда Светку решил бросить любимый мужчина, который, собственно, ее сюда же и привез, она пришла к медсестре и слезно попросила «таблетку от мужчины». Та дала ей такую таблетку, что Светка моментально успокоилась и заснула глубоким сном. Какое-то сочувствие у медперсонала все же было.

И в общем, и в целом государство своих алкоголиков очень любит. Их лечат бесплатно 21 день, кормят, поят, чистят кровь, лечат все, что у них болит. У Нателлы, которую мать сдала в эту богадельню, очень болела спина — ей была предложена физиотерапия. У кого были не в порядке зубы, всем залечили и поставили пломбы. Я накануне вывихнула большой палец на правой руке — мне сделали десять сеансов ультразвука, и палец перестал болеть.

В круге пятом

По мере взросления я нашла для себя еще одну причину пить: алкоголем снимала свои физические комплексы. Он давал иллюзию абсолютного совершенства. Хотя в реальности все выглядело безобразно и отвратительно: и внешность, и поступки.

Подшофе мы запросто могли избить первого встречного, отнять деньги, обмануть, обокрасть квартиру… Драки и свары между своими тоже были обычным делом. Несмотря на мою любовь и преданность брату, однажды он «продал» меня, как проститутку (выпить хотелось, а денег не было). «Товар» не отдал: ударил мужчину по голове, забрал деньги, на них пила вся компания. Стыдно и больно об этом вспоминать. Тогда же никто угрызений совести не испытывал. А брат получил свой первый срок.

Во сне бежала за погибшим Сашей

«На работе я видела, как умирали люди, и чувствовала, что ухожу сама, — продолжает Алена. — Постепенно наступил момент, когда стало тянуть на спиртное постоянно. Во снах всё бежала за погибшим Сашей. Однажды появилась мысль, что можно остановиться, и я попросила маму забрать меня к себе. Так оказалась в Краснодаре. Лежала на Тюляева (наркологические центр). Закодировалась в платном кабинете. Но делала это не для себя. Для мамы и чтобы вернуть ребенка. Я начала осознавать, что у меня проблема, что это болезнь. Как медик, я все про это знала. Знала и ждала своего конца, осознанно хотела умереть. Не было желания найти выход».

Статья по теме «Коля, что ты делаешь?» Исповедь хоккейного алкоголика Жердева

Несмотря ни на что, удалось получить разрешение забрать дочь домой. Но, ожидая такси, неожиданно она выпила коньяк. Дочь, естественно, не отдали. Но и родительских прав не лишили. Опекунство над малышкой взяла мать. Какое-то время Алена работала, жила с мамой и дочерью, воздерживалась от спиртного. Но сорвалась. Жила где попало.

«Так прошел год. Я весила 47 кг, не могла выходить из комнаты, понимала, что останавливается сердце. Не могла ни есть, ни не пить. Ощущала холод смерти, разговаривала с Сашей. Практически была в другом мире. Просила Сашу забрать меня к себе», — говорит она.

Переломный момент случился в марте 2016 года. Однажды ночью Алену накрыл приступ. Было несколько остановок сердца, клиническая смерть.

«В больнице мне казалось, что увидела свое тело, как мама походила к носилкам, как доктор щупал пульс. И в этот момент встретилась с Сашей. Я пошла к нему, он меня обнял и сказал: «Иди к детям, все будет хорошо». Очнулась я мокрая под капельницей, — вспоминает женщина. — А потом пришла в группу анонимных алкоголиков. Услышав их истории, я поняла, что возможно у меня тоже получится наладить свою жизнь. Ребята из общества дали мне надежду».

За прошедшее время у Алены не появлялось желания выпить. Она восстановилась в родительских правах, вернула обеих дочерей, приобрела жилье в Краснодаре. Работает, помогает другим.

На собрании не спрашивают имен и фамилий. Важна не личность, а поддержка.

«Человек, страдающий алкоголизмом, может «завязать», но он должен помнить, что эта болезнь неизлечима, — говорит врач Центра медпрофилактики Минздрава Краснодарского края Александр Горячев. — То есть он может своим волевым усилием изменить образ жизни, ценности, приоритеты, отказаться от спиртного. В медицине это называется длительная ремиссия.

Однако это не обязательно, что он запьет вновь. Но помнить о том, что это возможно, надо. Человек должен без иллюзий относиться к этому состоянию. Леонид и Алена правы, говоря, что они не бывшие алкоголики, а алкоголики, которые не пьют сегодня. Они полностью осознают свое состояние и это хорошо. У них мощная мотивация для сохранения трезвой жизни».

Алкогольная зависимость: где искать помощи? Подробнее

Теги

Adblock
detector